Глава из книги
Женский круг.
Женская поддержка, инициация.
Инга была яркой, красивой, шикарной женщиной.
Актриса. Сексуальность так и сквозила во всех ее образах, движениях и голосе. И реально в сексе она легко возбуждалась, легко получала множественные оргазмы.

Но что же тогда не так? Во-первых, обратной стороной такого блестящего фасада были жестокие депрессии, которыми она расплачивалась за производимое впечатление. И, во-вторых, личная жизнь никак не ладилась.
Никто из мужчин не мог соответствовать высоким и противоречивым требованиям Инги.
Никто из мужчин не мог соответствовать высоким и противоречивым требованиям Инги.

Нужен сильный, уверенный в себе мужчина, берущий на себя ответственность. И при этом он должен быть утонченным в манерах и в любви к искусству. А мужчины были либо сильными, но «мужланами», по мнению Инги, либо утонченными, но при этом не выдерживали накала ее страстей. И, не смотря на ее красоту и яркость, быстро сливались из отношений.

Когда после очередного жестокого разочарования в любви, очередного витка депрессии, Инга таки пришла к терапевту, речь, конечно, зашла о детстве и, ожидаемо, о родителях.

Вся беда была в том, что мама ревновала своего мужа к дочери. Нет, никакого инцеста там не было. И папа был нормальный. Вот только эмоционально он не выдерживал накала в отношениях со своей женой. И ему было проще общаться с дочерью. Папа и дочь как бы объединялись против мамы. Вместе могли пошалить и получить от жены нагоняй. Им было хорошо гулять и обсуждать книги.

А мама была сильной женщиной, начальницей. Ей не до этих сантиментов. Но при этом ей очень хотелось внимания, любви и заботы. И она хотела сильного мужчину, как потом безуспешно искала такого и ее дочь. Однако не срослось. Муж избегал ее во время вспышек гнева и истерик. Зато проявлял внимание к дочери. А тут еще дочь росла белокурым ангелочком, в отличие от мамы с ее мужскими, грубыми чертами лица.
И когда психолог сказала, что в отношениях с женщинами кроются проблемы с личной жизнью Инги, она не поверила. Даже смеялась с «подругами» над странным психологом.
В итоге Инга в подростковом возрасте поняла, что отлично может управлять мужчинами через флирт. Легко кокетничала с папиными друзьями, с историком в школе... И получала за это кучу бонусов. Поскольку никто из мужчин ей ничего плохого не делал, Инга и дальше дружила с мальчиками, потом с мужчинами на работе. Она их не боялась. Она ощущала власть над ними и была счастлива своей успешностью. С женщинами же все было наоборот, поскольку Инга с раннего детства видела в них опасность. Да и мама прохаживалась частенько по своим коллегам на работе, подчеркивая всегда, что женщины — это опасность, конкуренция и вообще «змеиное гнездо». Так Инга и жила. Женщин втайне боялась и всегда вызывала у них зависть.

И когда психолог сказала, что в отношениях с женщинами кроются проблемы с личной жизнью Инги, она не поверила. Даже смеялась с «подругами» над странным психологом.

Но все же эти слова засели в голове у Инги, она всегда была умной и наблюдательной. Прошло еще три года попыток доказать через красоту и сексуальность свою правоту. Но тут собственная дочь Инги стала подрастать, и ей пришлось заглянуть правде в глаза.
Так Инга оказалась у меня на курсе.
Принять себя женщиной можно только через круг других женщин.
Когда девочка растет и взрослеет, ей очень важно женское общество, женское признание. Важно видеть, что у нее и у других девочек похожие переживания, проблемы и радости. Важно уметь сотрудничать с подружками, а не только конкурировать. И очень значимо видеть перед собой взрослых женщин и учиться у них тому, как это — быть женщиной. Я категорически против навязывания патриархальных установок и моделей. И вообще любых других моделей и установок. Но для того чтобы у девочки, девушки, женщины сформировалась идентичность и для того чтобы она ощущала себя принятой, нормальной, очень важно, чтобы она могла с кем-то разделить свои переживания. Чтобы она видела людей, подобных себе, и видела то, как они справляются с жизненными вызовами.

Принять себя женщиной можно только через круг других женщин. Идентифицироваться с ними. И, как ни странно, именно тогда будет возможность выбирать любую модель поведения и быть разной. Потому что если меня с моими любыми особенностями принимают другие женщины, важные для меня старшие женщины, лучше, если из моего рода (мама, бабушка, тети), то я буду автоматически ощущать себя уверенно, буду иметь право на любое свое проявление, мнение и эксперименты. Мне не надо будет доказывать никому ничего. Мне не надо будет выходить замуж назло кому-то. Или страдать от того, что я не хочу (или не могу) иметь детей, а родные постоянно достают и т.д.
Женщина осознает себя женщиной среди таких же, как она. Среди других женщин. Конечно, нам сначала важно принятие мамы, а потом и подружек.
Если с девушкой или женщиной происходит беда (например, насилие), то от принятия и поддержки близких очень зависит, станет ли это для нее травмой, или она сумеет «переварить» тяжелый опыт и не получить настоящую травму. Когда есть ресурсы и поддержка, мы можем перенести очень многое и даже сохранить свою психику не расколотой. Проблема в том, что часто у нас такой поддержки нет.

На моих курсах многие женщины в свои 30-40-50 и больше лет пишут, что впервые сумели поделиться своей болью или своими сомнениями с другими людьми, с другими женщинами. И впервые увидели, что все с ними нормально, что другие женщины переживают или переживали похожие сложности. Побыть в «женском круге», где откровенно можно говорить о сложных эмоциях и событиях, где тебя принимают и не осуждают — это очень целительно! И увидеть, что я не одна фантазирую о насилии, когда мастурбирую (а при этом насилия не хочу). Или узнать, что я не одна мечтаю о йони-массаже, но очень боюсь сама рискнуть туда пойти и кажусь себе странной. Или узнать, что мне не одной больно при введении полового члена в позиции сзади.
Когда у нас пришло время занятия по женской инициации, Инга сильно возмущалась:
Зачем мне все эти женщины? Я хочу сама заниматься по лекциям и упражнениям. Наталья, вы, вроде, современный доктор и не замечены во всех этих тренингах, где «юбки в пол и торсионные завихрения в матку»!
Да, я, безусловно, ни в коем случае не за юбки в пол и прочие сектантские патриархальные штуки. Но я знаю, как формируется наша психика, как формируется идентичность.
Мы рискуем потратить много энергии не на то, что нам действительно нужно. Как сейчас модно говорить, «жить не свою жизнь».
Если я занимаюсь плаванием или футболом в юности, а меня никто не признает пловчихой или футболисткой (ни тренеры, ни коллеги по команде), то мне будет очень сложно. Я или брошу эти занятия, или буду считать себя плохой и заслуживать любви в ущерб своим интересам. Или буду бунтовать и доказывать, что они не правы. Может быть, даже на этом бунте я стану олимпийской чемпионкой в этом виде спорта. Но внутренняя неуверенность у меня так и останется, если коллеги и тренеры по-прежнему не признают. Так уж мы устроены.

А поскольку у нас почти нет шансов перестать быть женщиной, то остается либо подавить себя, либо бунтовать и доказывать. Так делала Инга. Но тогда мы рискуем потратить много энергии не на то, что нам действительно нужно. Как сейчас модно говорить, «жить не свою жизнь».
И еще одна важная деталь. Инга определяла свою привлекательность, сексуальность через мужчин. Она одевалась так, как нравилось мужчинам, вела себя так, как они одобряли. И при этом считала, что она успешнее других женщин. Считала их клушами и слабачками. Но на самом деле это была защита. Именно потому что ей не удавалось ощутить себя одной из этих женщин, она обесценила женственность вообще.

Дело в том, что если мы определяем себя через то, насколько нравимся мужчинам, нам не слезть с иглы их одобрения. Женщине придется слишком тщательно за собой следить, жить, опять же, исходя не из своих личных ценностей и целей, а из идеи соответствия. Именно в таком случае женщина очень боится старости, бесконечно улучшает себя, вплоть до операций. Потому что ей просто не на что станет опираться, когда она начнет терять ту привлекательность, которая лежит уже в основе ее личности.

Инга считала себя феминисткой и удивлялась, что феминистки ее часто критиковали. Но она не замечала того, что действительно своим образом жизни поддерживает патриархальные ценности.
В следующую среду я расскажу продолжение истории Инги.
Спасибо за ваш интерес!
Если хотите написать мне отзыв, мысли после прочтения главы, поделиться ощущениями, буду очень рада!
Ваше имя
Если хотите получить мой ответ, пожалуйста, напишите на doctor@tereshenko.online
Вы читаете первый вариант книги, которая будет доработана в процессе редактуры. Печатная и полная электронная версии книги Натальи Терещенко «Бабочка в кулаке или неуловимый оргазм» выйдет в конце 2019 года.
Книга про женские оргазмы – читайте первой!

Оставьте емейл и получайте одну главу в неделю!

© Наталья Николаевна Терещенко 2019 Все права защищены.
Текст является интеллектуальной собственностью автора. Копирование и распространение текста запрещено.
Made on
Tilda